Под красным фонарем или как раньше фотографировали в Запорожье


Помните – полумрак красной лампочки и папа, мама с пинцетом в руках, колдующие над какими-то ванночками. А результат этого волшебства – внезапно появляющиеся на белой бумаге лица. Сегодняшний  рассказ – об эпохе «доцифровой» фотографии в Запорожье.


С фотоаппаратом на шее
Повальным увлечением запорожцев в 80-е годы прошлого века было фотолюбительство. Настоящий шик тех времен – прогулка по городу с аппаратом в дерматиновом футляре на шее. Для лишнего «форсу» фотоаппарат периодически расчехляли, но не всегда пускали в ход. Пленка была в дефиците – переводить впустую драгоценные кадры никто не решался.
Правда, для приобщения к таинству фотоискусства еще надо было раскрутить родителей на фотоаппарат либо получить его в подарок от друзей. «Предков» легче всего было «расколоть» на самый простой аппаратик – «Смена-8М». 15-рублевая фотокамера была легкой, простой в обращении, надежной и первой в жизни большинства запорожских фотолюбителей.
– Среди мальчишек ходили байки, что такие камеры пачками скупали зарубежные корреспонденты, чтобы работать в «горячих точках», – вспоминает о «Смене» запорожец Алексей Байрачный. – На демонстрациях с дикими полицейскими разобьют – не жалко.

Народные «фотики»
Котировался среди начинающих охотников за кадрами и аппарат «Вилия-Авто». Стоил он чуть дороже «Смены-8М», но был абсолютно простым прибором, не требующим каких-то особенных специальных знаний. Ну и «жирный плюс» – на «Вилии» было много всяческих вспомогательных рисунков и указателей, максимально упрощающих процесс настройки.
Первую тройку «народных фотоаппаратов», пожалуй, замыкал «Зорький». Тяжелый «кирпич» давал неплохие по качеству фотографии. А если приобрести к нему вспышку, снимок превосходил все ожидания. Единственное, что смущало – неудобно было бегать заряжать его через розетку.

От Дзержинского до ГДР
Среди остальных фотокамер тех времен вспомним еще аппараты «Этюд», «ФЭД» («Феликс Эдмундович Дзержинский», кстати), «Чайка», «Ленинград», «Киев» и «Зенит». Впрочем, о последнем большинство запорожских фотолюбителей 80-х только мечтало – стоил бешеных денег (100 рублей!) и считался уделом профи. Хотя кое-что затмевало и «Зенит»: «Самой «крутой» считалась «Praktika», которую выпускали в Германской Демократической Республике. Цена – 150 рублей, и купить ее можно было разве что только в Москве либо непосредственно в ГДР», – рассказывает запорожский фотокорреспондент Дмитрий Онищенко.
В очередной раз напомним – 150 «рэ» в советские времена многие запорожцы не зарабатывали даже за месяц. Потратить кровно заработанные на покупку фотоаппаратов в 80-е жители нашего города могли в магазинах «Электроника» (возле кинотеатра Маяковского), «Мелодия» (недалеко от концертного зала им. Глинки), «Дом радио» (ныне запорожсталевский магазин между Гагарина и Фестивальной) и фотоотделе универмага «Украина».

Черно-белый мир
Покупкой фотоаппарата для любимого чада траты родителей отнюдь не ограничивались. После какой-нибудь «Смены» необходимо было еще много чего приобрести. Например, пленку. Специально для отроков современных уточним – в 80-е она была исключительно черно-белая, на 12, 24 и 36 кадров. Либо «Тасма», либо «Свема» – третьего не дано! В продаже пленка появлялась редко. А если и выкидывали партию на прилавок, фотолюбители стремглав летели туда со всех концов города.
Такая же напряженка наблюдалась и с фотобумагой. Она была, как правило, матовой и разных форматов: порезанная (9 x 12, 10 x 15, 18 x 24) и в рулонах. Позже появилась легендарная «Березка». Она отличалась особым глянцевым покрытием, что значительно облегчало с ней работу. Фотобумага имела ограниченный срок годности, поэтому старались покупать «посвежее».

Телогрейка вместо кладовки
При наличии фотоаппарата и пленки оставалась самая малость – зарядить его. Делать это нужно было «втемную». Одно дело, если под рукой – кладовка без единого зазора. А как быть, если выбрался с друзьями на природу, и кругом ни единого укромного местечка? Тогда на выручку приходил изворотливый ум советского обывателя. На природу фотолюбители брали с собой телогрейку и, улучив минутку, присаживаясь на коленки, укутывали аппараты курткой. Затем выворачивали внутрь рукава и, просовывая туда руки, на ощупь заряжали специальную кассету пленкой. У профессионалов для подобной процедуры имелся специальный «рукав» с плотно прилегающими резинками на локтях, по принципу муфты. «Этот метод «наощупь» позволял зарядить пленку практически в любом месте земного шара», – с улыбкой вспоминает запорожский фотолюбитель Максим Волгин.
Отщелкав пленку до последнего кадра, ее снова нужно было вынимать при полной темноте. Дабы не «засветить» вожделенные кадры, комнату завешивали плотными шторами, дверные щели задраивали полотенцами. Извлеченную пленку заряжали в бачок для проявки, а затем заливали в него проявитель (на положенное количество минут, указанное на упаковке). По истечении времени пленку промывали и заливали закрепитель (фиксаж), который имел жуткий кисло-сладкий запах. Проявленные пленки вывешивались сохнуть на бельевую веревку. Тут уж фотограф мог полюбоваться негативами и заранее прикинуть, какие кадры особенно удались.

Когда тайное становится явным
Финальный аккорд «феерии», как положено всему сказочному, происходил ночью. Фотолюбитель в одиночку запирался в ванной, где заветные кадры один за другим проявлялись на бумаге.
– Лет с восьми я допускался в ванную помогать папе при проявке. По несколько часов масштабировали, подбирали всякие эффекты, проявляли, сушили, обрезали, – рассказывает запорожец Андрей Панченко. – Потом пальцы все были коричневые от реактивов – в школе все дико завидовали.
В подсобном помещении горела только красная лампочка, которая «водилась» у каждого уважающего себя фотографа. Обычно ее мастерили, закрашивая обычную несколькими слоями красной гуаши. Профессионалы пользовались желто-зеленой, утверждая, что та меньше искажает оттенки и от нее не так устают глаза.
Особенно было важно, чтобы во время сего ритуала никто случайно не включил в ванной свет. Часто забывающим об этом мамам изрядно доставалось «на орехи» от мужиков-фотолюбителей. Если не помогало, то просто выкручивали лампочку.
На бумагу кадры переносились с помощью фотоувеличителя. Самыми востребованными в Союзе были аппараты «УПА», «Ленинград» и «Нива». Затем фотокарточки вымачивали в ванночках, где они проявлялись, промывались и закреплялись. После всех этих процедур оставалось только одно – просушить их с помощью глянцевателя и резинового валика. Те, которым не удавалось раскрутить родителей на глянцеватель, пускали в ход старый «дедовский способ». Карточки раскладывали на батарее, отчего те предательски скручивались в трубочки. «Завертыши» приходилось выпрямлять утюгом либо вкладывать в толстенные книги. Некоторые умельцы, перед тем как проявить фотобумагу, оставляли на ней памятные надписи перьевой ручкой, предварительно смочив ее в фиксаже.

Другая история
В 90-е на смену «чебэ» пришла цветная фотография. На каждом углу появились фотоателье: сдав «отщелканную» пленку, готовые фотографии можно было забрать через несколько дней. Советские фотолюбители наконец-то дорвались до импортной аппаратуры нового поколения… Но это уже другая история.

Источник:  Ретро-Запорожье

P.S. Выпендрёж он и в Африке выпендрёж. И тогда, и сейчас нацепил на шею фотик, да ещё лучше объектив побольше, по массивнее, даже если он совершенно неуместен — и ты крут, перед тобой преклоняются. Наверное многие и покупают лишь для того, чтобы повысить самооценку.

Мне по наследству досталась Смена и Зенит в дермантиновом чехле 🙂 Пару раз, закрывшись в ванной с соседкой, делали фотки, но фотографировать не довелось, т.к. сначала мама,-папа не разрешали, а вскоре появились плёночные мыльницы, дешевые и простые в использовании. До сих пор храню мою, ведь сколько с ней фоток было сделано! 🙂

Сегодня фотография настолько ушла вперёд, цифровые технологии заполнили наш мир. Но! Многие фотографы от цифры переходят на плёнку, а некоторые от неё никогда и не отказывались вовсе. Многие свои фотографии я и многие другие специально обрабатываем «под плёнку».  Ведь у плёнки есть своя необъяснимая магия 🙂

Александра Елисеева

Реклама

One response to “Под красным фонарем или как раньше фотографировали в Запорожье

  • Roman Ustinov

    Замеченные ляпы по порядку:

    1. Пленки Свема для малоформатников во второй половине 80х было очень много. она стоила 30 копеек за 36 кадров. Это как 3 «романтики» в школьной столовке.

    2. Дерматиновыми были футляры у самых дешевых фотоаппаратов, а те, что подороже были в коже, например и Зоркий и ФЭД. На дерматин поголовно перешли только после перестройки.

    3. Марка фотокамер красногорского оптического завода называлась Зоркий. Без мягкого знака. Этот так называемый кирпич был точной репликой от легендарных аппаратов Leiсa и по многим характеристикам превосходил всё, что было придумано в советском союзе. Например мой Зоркий 4, 1967 года выпуска (между прочим до сих пор на ходу) имеет светосильный объектив (1/2) и затвор до 1/1000 секунды. У зеркальных Зенитов таких коротких выдержек не было вплоть до 1996 года.

    4. Качество снимков с нерегулируемой вспышкой вообще не стоит переоценивать. http://www.facebook.com/photo.php?fbid=110845909006046&set=a.110845905672713.21120.100002419134471&type=1&theater

    5. Кроме Praсtika были популярными и фотоаппараты Exacta из ГДР. А по-настоящему легендарным и недоступным был Nikon FM3-A. Без скромности самый лучший малоформатный пленочный фотоаппарат в мире.

    6. Цветная пленка и химикаты существовали, но не пользовались особым спросом, поскольку технология ее обработки и печати были намного сложнее, а качество изображения не имело ничего общего с реальностью. получить чистые белый, черный и близкий к оригиналу зеленый не представлялось возможным. Поэтому бОльшей популярностью пользовалась цветная обращаемая пленка (для слайдов).

    7. Не надо считать черно-белую фотографию чем-то недоделанным. Как изобразительная техника она на голову выше цветной. Это видно даже по снимкам в вашей заметке.

    8. Доставать пленку в темноте из камеры нужно было только в одном случае — вы плохо закрепили ее в отдающей кассете и перемотать назад самим фотоаппаратом не представляется возможным. Но когда рука «набита», такие меры не требовались.

    9. В бачки пленку заправляли в тех же рукавах, что и в кассету. При этом пленка намного чувствительнее фотобумаги, так что полотенцами не отделаешься.

    10. «Читать» негативы не так легко, как вам кажется. Так что в любом случае без контрольной печати не разберешься в художественной составляющей снимка.

    11. Между красным и желто-зеленым фонарем есть другая разница. Бумага, как и пленка бывает изохроматическая и панхроматическая. Одна не чувствительна к красному, а другая к синему и зеленому. Для каждой из них нужен свой фонарь.

    12. Глянцеватель не только и не столько для сушки снимков, сколько для получения глянцевого покрытия на них. И дело тут не в «легендарной Березке» (кстати существовала бумага Самшит, которую НЕЛЬЗЯ было глянцевать из-за глянцевого полиэтиленового покрытия), а в том, что на глянцевых снимках визуально шире диапазон оттенков — лучше видна глубина черного и темных оттенков.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: